Обсуждение фильма «Всё начинается с дороги»

Зрительный зал разделился на две неравные части. Восемьсот пар глаз внимательно следили за героями фильма. А шесть человек ни разу не взглянули на экран — они знали каждый кадр, каждую реплику наизусть и, с волнением всматриваясь в темноту, старались различить выражение лиц зрителей, услышать одобрительный шум, оживление, смешок, хохот — ведь так важно понять, что же и почему в фильме нравится, что «доходит», а что осталось незамеченным, непонятым. Затем шестеро вышли на сцену, и зрители узнали, что это художественный руководитель фильма Ю. Райзман, сценарист Д. Храбровицкий, режиссер В. Азаров, оператор И. Слабневич, артисты В. Авдюшко и В. Владимирова. Теперь восемьсот пар глаз всматривались в участников создания фильма, а те сидели, потупив взоры и стараясь изобразить «каменное» спокойствие, хотя каждый, вероятно, испытывал нечто среднее между тревогой подсудимого перед оглашением приговора и смятением застенчивого именинника, ожидающего слишком шумных гостей.


Что же в этой картине основное?


Прежде всего то, что ее герои — наши современники, рядовые рабочие. Ведь на этом важнейшем участке киноискусства пока еще непростительно мало удач — тем ценнее каждая из них. А образы Степана, Авдеича, Шурки, Генки, Екатерины Ивановны получились бесспорно удачными. До прихода Степана эта бригада, ремонтирующая дорогу, считалась показательной по... отставанию. И впрямь, смешно смотреть, как протекала «работа»; каждый думал только о себе. А в конце фильма — не узнать людей! В них проснулась рабочая гордость, они трудятся на совесть, с душой, и их горячий энтузиазм захватывает, по-настоящему радует зрителя.


И как было обидно узнать, что не всех захватила этим картина. Редактор заводского радиовещания В. Дробная, например, недоумевает: «Почему в конце фильма все они спят у дороги, когда буквально в двух шагах стоит палатка?» А ведь эта прекрасная сцена — самая сильная в фильме! Работая не покладая рук, дорожники досрочно закончили ремонт. И тут же наглядно убедились, какое большое дело они сделали; по дороге двинулась нескончаемая колонна мощных самосвалов, чтобы сбросить груз и закрыть прорыв плотины. Горстка людей, осознавших, что н они вложили свой скромный труд в строительство гигантской электростанции, любуется этим поразительным зрелищем — и действительно от него нельзя оторваться. Ну кому тут в голову придет залезть в палатку, завалиться на боковую? Но все-таки у тех, кто много и хорошо потрудился, усталость берет свое, и они засыпают здесь же, на обочине дороги. А самосвалы идут и идут...


Право, если до кого-то эта превосходно поставленная и снятая, полная глубокого смысла сцена «не дошла», то авторы фильма тут ни при чем. Можно отвести от них и некоторые другие сквозившие в выступлениях мелкие придирки. Не стоило, скажем, вменять в вину Степану то, что он разорвал ведомость, поскольку, мол, так нельзя обращаться с «денежными документами». Ведь это не документ, а «липа» с приписками.


Однако почти все остальные критические замечания, направленные в адрес сценариста, заслуживают самого пристального внимания. Т. Рудый, мастер авторемонтного завода, указал, что картина перенасыщена конфликтами, причем не все они правильно разрешены. «В отношении любви, — сказал сценаристу т. Сорокоумов (Экспериментальный механический завод), — вы немного переборщили: что-то все сходятся, расходятся; чересчур много событий». Говорившие так подметили не случайный мелкий просчет, а принципиальную ошибку автора, что и подтвердилось его выступлением. «Когда все благополучно, — заявил он, — тогда и рассказывать не о чем», а потому, дескать, и введены побочные любовные линии, иначе «вы не будете смотреть картину». Значит, прав был Рудый, когда утверждал: «Конфликт с Катюшей (женой Степана) просто не нужен... Впечатление такое, что он вошел не по необходимости, а только для занимательности; это досадная история». Большие выигрыши и бездепозитные бонусы ждут тебя по ссылке .

Интересное по теме

Оставить заявку